На страже традиций | FW Magazine

На страже традиций

Мануэль Каррера: «Я искал камни не для создания конкретных работ, а для вдохновения».

Текст: Анна Минакова

1779074_877935405565845_1455694138_n

Мануэль Каррера. Ювелир и скульптор. Родился в 1939 году. В 1977 году основал в Испании ювелирную компанию Carrera y Carrera. До сих пор принимает активное участие в делах марки.

Вы на время переставали принимать активное участие в делах марки. Почему?

Был момент творческой усталости. Я не покидал компанию, но на время действительно отходил от дел.

Но в этот момент «творческой усталости», насколько я помню, вы активно продолжали создавать интерьерные скульптуры из камня и драгоценных металлов не под брендом Carrera y Carrera, а под своим именем – значит, вдохновение все же не покидало?

Да, я создавал скульптуры из камня. Это мой проект – «Частная коллекция». 15 дней назад, кстати, была выставка коллекции в Гвадалахаре. И она проходила при поддержке министерства культуры, мэрии и Carrera y Carrera, разумеется. Это была антология моих работ – интерьерных и ювелирных скульптур, которые я создавал с 18‐19 лет: самые ранние работы относятся к 1958 году, когда я начал экспериментировать. Тогда создавать подобные скульптуры было очень рискованным делом! На выставке было немало работ 1970‐х – времени творческого взрыва, который был в Carrera y Carrera и в моем личном творчестве. Тут видна эволюция моего подхода, появление разных технических приспособлений: например, скульптура с гольфистом, хранящаяся в Музее современного искусства в Осаке, – это часы с автоматоном: каждый час мячик гольфиста появляется и исчезает.

Вы упомянули 1970‐е, время, когда вы с братом осно‐ вали марку Carrera y Carrera, как «время творческого взрыва»…

Мы тогда были уникальным явлением, мы создали некий новый стиль – и в плане идей, и в плане технического исполнения: не так просто технически воплотить миниатюры из золота – создать гриву лошади или проработать шерсть тигра!

Хронологически что появилось раньше – интерес к, скажем так, интерьерной скульптуре или интерес к миниатюрной, ювелирной скульптуре?

Миниатюрные скульптуры были раньше, я начинал как ювелир, в 1954 году пошел работать учеником ювелира. И со временем, овладев этим искусством, я начал свои эксперименты в области ювелирной скульптуры, а позже масштаб увеличился – я заинтересовался интерьерной скульптурой из камня и драгоценных металлов. И хоть у меня есть диплом скульптора, я много стажировался и учился в разных мастерских, скульптором я бы себя все же не назвал.

Я читала, что у вас есть крупная геммологическая коллекция. Когда и с чего началось это увлечение?

Это началось в 1970‐х, во времена международной экспансии Carrera y Carrera. Я вместе со своей супругой Мариной тогда много путешествовал. В каждом городе находил места, где продавались камни, покупал их и привозил домой. Хотя бывали случаи, когда их у меня изымали на таможне. Слишком ценными они оказывались!

Сколько примерно сейчас в вашей коллекции камней и какие самые интересные из них лично для вас?

Более 400 видов камней! А образцов еще больше. Это и камни, и окаменелые останки животных… Из необычных – есть прекрасный колумбийский изумруд из месторождения Мусо, а еще есть очень необычно выглядящий минерал – самородная ртуть. Его месторождения есть в Испании, в районе Андалусии. Мне нравится его структура, она напоминает сосуды в человеческом теле. Я даже создал одно украшение с таким камнем.

А вообще, камни для коллекции вы приобретали с прицелом на создание украшений или скульптур, или все же это скорее исключение?

По‐разному бывает, но я искал камни скорее не для создания конкретных работ, а для вдохновения. Но иногда я видел камень и понимал, какую скульптуру из него можно создать. Так появилась, например, скульптура из аметиста с золотыми гориллами. В самой форме кристалла я увидел руки, ноги и грудь горилл… Я всегда ищу «говорящие» камни! Но некоторые из них мне просто интересны для коллекции, я ничего не хотел из них создавать.

Очевидно, что с момента основания компании дизайнеры поменялись, но есть ли династии в Carretra y Carrera – дети тех, кто создавал украшения для вашего дебюта в Базеле?

Да, сейчас уже работают не те люди, с которыми я начинал. Но некоторые потомки есть, конечно. Мы всегда стремились и стремимся сохранить эту семейную, дружескую атмосферу.

А то, что компания была продана, что это больше не испанский бренд, а марка, принадлежащая группе международных инвесторов, как‐то повлияло на атмосферу?

Для меня в этом нет негатива, я положительно отношусь к этим изменениям. Пришла новая кровь, дело живо – и это лучшее, что может быть.

Ну хорошо, а иррациональной обиды нет, что не испанская компания теперь… Не семейная?

Нет! Я принимаю это как должное. Меня бы обидело, если бы не учитывали мое мнение как создателя компании, как ее основателя, но меня слушают.

В некоторых Домах есть должность «хранитель традиций», обычно это нанятые люди. У вас совсем иная история, но чувствуете ли вы себя таким хранителем?

Да. Причем в самом буквальном смысле: мой дом под Мадридом просто забит эскизами к украшениям, созданным в разные годы, серебряными макетами изделий – а мы создали более 3 000 моделей, так что это действительно большой архив! И я его бережно храню.

 

Метки: , ,

Поделиться с друзьями:

Leave a reply