На заказ. | FW Magazine

На заказ.

 Директор модного Дома Raschini Сергей Викулин — о качестве во всем.

Компания Raschini вот уже 15 лет занимается индивидуальным пошивом. И все 15 лет ставит во главу угла качество. Во всем. Ткани, процесс, сервис. О том, что еще помогает модному Дому шаг за шагом претворять мечты своих клиентов в реальность, мы поговорили с директором бренда Сергеем Викулиным.

 

В чем, на ваш взгляд, заключается ДНК бренда Raschini?

ДНК — это миллионы компонентов, каждый из которых играет свою роль. Думаю, интереснее будет обозначить главные: те, что принято называть конкурентными преимуществами.

Первое преимущество, которое уже набило оскомину, потому что все его сейчас активно используют, —  это клиентоориентированность.  Это основа деятельности компании Raschini.  Начинается она с товарной политики: мы практически каждую позицию нашего ассортиментного перечня адаптируем под антропологические и вкусовые особенности наших клиентов. Что это значит? То, что нога итальянца сильно отличается от ноги русского, нога русского сильно отличается от ноги француза, нога француза — от ноги американца. И мы проводим работу по адаптации колодок и моделей под российского клиента. Это и есть клиентоориентированность.  Как говорится, что для немца хорошо, то русскому- смерть, и мы это понимаем.

Как именно отличаются параметры российских клиентов?

К примеру, итальянцы носят брюки достаточно высоко: разница в высоте сидения с российскими предпочтениями-  процентов на 15. Почему итальянцы  предпочитают такой крой? Потому что их дедушки так носили, их папы так носили, это традиция. Существует такое понятие — возраст потребителя. И с этой точки зрения мы, русские, еще очень молодая нация: устоявшихся традиций и канонов у нас пока еще нет, они только формируются. И поэтому наши вкусовые предпочтения пока  имеют большой разброс. Это один момент.

Второй – это антропология.  С этой точки зрения те же итальянцы имеют астенический силуэт: более покаты плечи, ягодичные холмы по своему объему не сильно меньше, чем плечи. У русских — все наоборот. И эти особенности необходимо учитывать при формировании моделей и лекал, что мы и делаем.

Что же делать покупателю в таких условиях?

Шить одежду на заказ. В процессе работы мы заметили, что практически каждый раз нам приходится делать одни и те же операции по подгону костюма. Мы ушиваем брюки в талии на 4 см, пиджаки — на 6 см. Другими словами, каждый костюм проходит практически одни и те же операции, которые еще и повышают  себестоимость. Так почему нельзя сразу учитывать строение тела российского покупателя, еще на этапе построения?  Мы предложили внести изменения в лекала нашим партнерам в Италии. Сперва они отказывались, но здравый смысл восторжествовал. И сейчас мы сразу конструируем одежду с учетом всех особенностей тела заказчика.

«Готовая одежда — это всегда компромисс:  между тем, что ты хочешь, и тем, что есть».

Как меняются предпочтения клиентов?

Например, каждый год меняются параметры пиджака в меньшую сторону: если 10 лет назад длина пиджака 50-го размера была 83 см, то сейчас- 74, и это непрерывный процесс. То же самое происходит с длиной рукава и его объемом.

Сколько по времени занимает производство мужского костюма?

Если говорить о технологическом процессе, то это около 80 часов ручного труда, которые, с учетом производительности, превращаются в 2 недели. Для нас время — это основной конкурентный фактор: мы сознательно идем на повышение издержек для того, чтобы сократить время производства. В таком, казалось бы, устоявшемся процессе как производство костюма или сорочки, все-таки можно оперировать подобными вещами.

То есть через сколько заказчик получит готовый костюм Raschini?

Средний срок — это 1,5 месяца: от момента приема заказа. Если клиенту очень нужно, мы можем сшить и за 2 недели, конечно. Только это будет стоить в 3 раза дороже.

Откуда такие цифры?

Надбавка портным за сверхурочную работу, плюс доставка: наш сотрудник специально летит на фабрику, чтобы забрать ваш костюм.

Часто поступают такие заказы?

Постоянно. У нас же как? Завтра свадьба, а мне надеть нечего (смеется).

Давайте поговорим о том, как все начиналось. Были ли сложности с выводом бренда на российский рынок?

Проблем не было, потому что мы, в первую очередь, итальянский бренд со своей историей и философией Made in Italy. Raschini — это неизменное качество и лучшие портные мира, которые с огромным уважением и почтением относятся к своей работе и к клиентам. А их действительно огромное количество, и не только в столице, а по всей России. Именно за такое отношение нас ценят. Да, лучший портной Италии вот уже несколько лет живет в Москве и трудится в штате московской команды Raschini, но мы никогда не были российской маркой. Иначе, это же все равно, что считать Gucci гонконгской маркой. Это просто вопрос принадлежности. Мы никогда заявляли о себе как российском бренде, несмотря на то, что наши бутики и находятся здесь.

«Итальянские портные получат возможность работать здесь и иметь достойную оплату труда, а мы получим возможность иметь высококлассных сотрудников».

А сейчас вы понемногу переводите производство в Россию. С чем это связано?

С кризисом в Италии. Негативные процессы в стране уничтожают все, что составляет силу и мощь этой страны. Итальянцам нет равных ни в дизайне, ни в архитектуре, ни в живописи. И, на мой взгляд, остальная Европа даже близко не смогла подойти к Италии. А сейчас мы все это теряем, потому что там просто невыгодно заниматься своим делом: совокупный налог на производство в Италии составляет 71%. В результате — снижаются объемы производства, закрываются маленькие и средние семейные мастерские. Для нас же очень важно сохранить итальянское производство. Хотя, иногда, это за рамками экономической целесообразности, но с репутационной точки зрения — это крайне важный момент. Технологии и качество производства — это одно из конкурентных преимуществ Raschini, и дать нам их могут только итальянцы: у них это заложено на генетическом уровне, и равных им просто нет. Чтобы не потерять это качество, мы хотим лучших портных привезти сюда, в Россию.

Именно перевезти? Для чего?

Есть закон: чем ближе точка производства к точке потребления, тем выше качество. Плюс логистика у нас составляет иногда до 10% от всех издержек. Так мы и качество изделия повышаем, и издержки сокращаем.

Вы уже начали этот процесс…

Да, мы привезли в Москву портного, сеньора Алессандро Корсо. Он настоящая звезда, и уже 3 года с нами. Достаточно сказать, что он возглавлял отдел индивидуальных заказов Brioni, и становится понятным его уровень профессионализма. И, кстати, ему очень нравится в России! Этот опыт удался, и мы настроены расширять эту программу: итальянские портные получат возможность работать здесь и иметь достойную оплату труда, а мы получим возможность иметь высококлассных сотрудников.

Как изменилась ситуация с заказами после появления сеньора Корсо в Москве?

Их количество выросло. Большая часть покупок у нас строится на доверии: для людей очень важно увидеть специалиста, за работу которого они платят. Также, как людям важно видеть, как готовят их еду. Еще людей привлекает возможность обладать тем, что им нравится. Именно поэтому количество тех, кто готов шить одежду на заказ неуклонно растет. Они хотят за свои деньги получать максимальную ценность, и все меньше готовы идти на компромисс. А готовая одежда — это всегда компромисс  между тем, что ты хочешь, и тем, что есть.

«Если мы говорим о компаниях, которые выпускают обувь на весь мир: одни и те же модели, — мы понимаем, что счастлив будет только представитель одной нации. Для остальных такая покупка — это компромисс. Потому что человек не может быть счастлив, если у него что-то не в порядке с обувью».

Сергей, а вам, как профессионалу, нравится как одеваются люди в России?

Конечно, мы далеко не итальянцы, у нас, собственно, обстоятельства другие. Но, я считаю, русские люди обладают более высоким вкусом, нежели любая из европейских наций. Посмотрите, как наши женщины умудряются выглядеть при их возможностях, при том выборе, который существует в магазинах, при таких ценах! Но у нас есть порок: мы стремимся больше казаться, чем быть. И это то, что иногда уводит нас с правильного пути.

Фото: Виктория Грудинская.

Метки:

Поделиться с друзьями:

Leave a reply