Интервью

РЕАЛЬНАЯ ГЕРОИНЯ: ЭВЕЛИНА ХРОМЧЕНКО

«Выберите работу по душе и вам не придется работать ни одного дня в вашей жизни».

Текст: Ксения Чилингарова

fashion_evelina_001

Вы всегда хотели работать в fashion-индустрии?

Разумеется, были времена, когда я не знала, что хочу работать в модной индустрии. Я просто делала то, что нравится. Когда я стала отчетливо понимать, что выбрала журналистику, специализация возникла практически сразу. В 16 лет я уже твердо знала, чем буду заниматься в жизни, и готовила публикации для поступления на факультет журналистики МГУ.

Вы запустили крупное PR-агентство и громкий журнальный проект, приложили руку к созданию российской Недели моды. Ведете на Первом канале передачу о моде. Преподаете. Написали книгу. Добились личного интернет-охвата более 10 миллионов пользователей. Как вы все успеваете?

Я успеваю не все – не преувеличивайте, пожалуйста. Например, не готовлю – не люблю. Хотя если надо, по бабушкиной поваренной книге все сделаю отлично. Или вот ремонт в новой квартире 11 лет длится… В общем, кто на что учился. Ну а если говорить о моей работе, то я просто счастливый человек. «Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни», – это Конфуций будто бы про меня сказал.

С самого начала своей карьеры в моде вы начали помогать российским дизайнерам, по сути, создавать индустрию с нуля. Дело сдвинулось с мертвой точки? Как изменилась российская fashion-индустрия за эти годы?

Последний выпуск российского Vogue посвящен русской моде, на обложке вынос: «Вика Газинская» – представить себе такое еще пять лет тому назад было просто невозможно. Американский W заказывает мне материал про наших модниц и делает съемку московских it girls. На style.com и modaoperandi.com стоят коллекции Вики Газинской и Наташи Алавердян. Анастасия Романцова и Андрей Артемов открывают в Париже шоу-рум, Алена Ахмадуллина, Юля Янина и Ульяна Сергеенко показывают на парижской Неделе свои коллекции. Российскую Неделю моды поддерживает Mercedes Benz – как в Нью-Йорке, Милане и Париже… Это с одной стороны. А с другой стороны – многочисленные магазины доступной одежды от Kira Plastinina, Gloria Jeans и других массовых производителей. Российский массовый бренд Zarina выпускает две коллаборации с Ренатой Литвиновой, российские марки размещают рекламу в глянце и одевают звезд. Жизнь бьет ключом!

На кого из российских дизайнеров стоит обратить внимание?

Разумеется, на молодых. Сейчас я ставлю на Марию Голубеву, Ольгу Шихову, сестер Рубан, Карину Багдасар, Ольгу Прокопову, сестер Кирьяновых, Евгению Линович, Марию Тычину, Георгия Рушева. Обычно я не ошибаюсь, так что прошу любить и жаловать.

Чтобы добиться признания, должен ли дизайнер быть коммерчески ориентированным? Как вы считаете, деньги – стимул для развития таланта или, скорее, наоборот?

Обычно у карьерного движения моторы стандартные – деньги, слава, интерес. Как правило, именно эти три составляющие, но в разной пропорции. Я не знаю людей, которым бы не были нужны деньги – хотя бы на то, чтобы развивать свое дело, не говоря уже об основных затратах на жизнь. Но я не знаю в индустрии моды и людей, которые бы не испытывали интереса к сфере своей деятельности, ненавидели бы свою работу. Пожалуй, fashion-бизнес – это сфера, в которой заняты в основном счастливые люди.

Мода и стиль – разные понятия? Можно быть стильным, не следуя моде? А если следовать, как не стать ее жертвой?

Мода – понятие многогранное. Я думаю, когда люди оценивают моду негативно, они не имеют в виду моду как таковую. Либо им не нравится власть микротренда, либо они против капиталистических ценностей как таковых, либо им кажется, что мода – это такой же безусловный закон, как в 1960-е, а они не любят, когда кто-то ограничивает свободу выбора… На сегодняшний день профессиональные понятия «мода» и «стиль» стоят очень близко: стиль не создать без инструмента под названием «мода». Человека вне моды не существует: он может быть либо старомодным, либо современным, либо авангардным. Других вариантов нет.

Как вы относитесь к столь тесному внедрению в нашу жизнь интернет-технологий? Считаете ли, что будущее fashion-индустрии – за Интернетом?

Помните, герой фильма «Москва слезам не верит» утверждал, что скоро ничего не будет: ни кино, ни театра, ни книг – одно сплошное телевидение. Теперь мы знаем, что он ошибся. И Интернет только расширит возможности, не убив их. Другое дело, распределение рекламных бюджетов в прессе станет несколько иным в пропорции, а соответственно, видоизменится контент. Но пользователю информации эта техническая тонкость мало важна: главное в том, что благодаря Интернету журналы моды станут значительно интереснее, а то некоторые из них нынче просто невозможно не то что читать – смотреть.

Я не знаю в индустрии моды людей, которые бы не испытывали интереса к сфере своей деятельности, ненавидели бы свою работу. Пожалуй, fashion-бизнес – это сфера, в которой заняты в основном счастливые люди.

Как вы оцениваете феномен блогеров? Можно ли это явление назвать новым видом журналистики? Ваш прогноз – надолго ли это?

Да, это надолго. Но вскоре истерия в этой области закончится. Те, кто был первым, взлетели быстро, те, кто будет сто первым, столкнутся со сложностями конкуренции. Это похоже на девичьи альбомчики из прошлого: некоторые из них так и пылятся на чердаках у родителей, а некоторые превратились в профессиональные СМИ. Так же и с блогами: выживает талантливый профессионал или талантливый любитель, который благодаря своим качествам становится профи.

Имидж России за рубежом – какой он на сегодняшний момент? Какую роль в этом процессе играет мода?

Я всю жизнь мечтала профессионально посвятить себя изменению имиджа страны на международной арене. Написала книгу Russian Style на английском и французском, для того чтобы определить само понятие русского стиля – теперь она у дизайнеров всего мира вроде учебного пособия, глоссария элементов русского стиля от Петра I до наших дней. Могу с уверенностью сказать, что в целом к нам относятся прекрасно, черпают вдохновение в нашей истории и культуре. Готовы нас любить. Наша задача – просто давать миру новые поводы делать это.

Недавно прошла выставка вашей коллекции украшений. В какой момент вы почувствовали себя коллекционером?

Когда ящики с бижутерией стали мешать ходить по квартире. Я собирала украшения с детства – мой архив бижутерии насчитывает более 2 000 единиц. В Петровском пассаже было представлено более 200 объектов из коллекции. Для этой выставки я отбирала экспонаты, которые стилистически характеризуют всю коллекцию в целом. Это своего рода визитная карточка собрания, которое формировалось годами. Я начинала, как все девочки, с бабушкиных брошек и детских колечек-призов из Луна-парка. Но в конечном счете это невинное увлечение переросло в нечто большее: теперь я с удовольствием открываю новые имена молодых создателей бижутерии и охочусь на престижных аукционах и антикварных рынках всего мира.

Есть ли у вас икона стиля? Кто она?

Женщины моей семьи: две мои бабушки, мама и тетя. В дальнейшем я всегда отмечала красиво одетых женщин, но не скажу, что воспринимала их как икон. Поскольку я очень рано начала работать в журналистике, у меня никогда не было священного трепета перед широко известными людьми. Я уважительна к чужим достижениям, но меня не вводит в ступор необходимость общения с медийными персонами. Поэтому обожествлять чей-то гардероб у меня тоже не получается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.