Ускользающая красота | FW Magazine

Ускользающая красота

Актриса Екатерина Щеглова о своей первой любви и детской мечте стать женой наркобарона.

Текст: Марина Кулеба

ES_1

Екатерина Щеглова. Художник, поэт и актриса, сыгравшая в первом русском j-хорроре «Мертвые дочери» режиссера Павла Руминова. В июне этого года Катю можно было увидеть в самом громком российском фильме «Интимные места». С 18 лет работает как художник-постановщик. Из последних нашумевших премьер – спектакль Юрия Муравицкого по французской пьесе «Папа уходит, мама врет, бабушка умирает».

Начало

Все началось с того, что я почти каждый год переходила в новую школу. В раннем детстве мы часто переезжали всей семьей с квартиры на квартиру. Соответственно, менялись учебные заведения, а потом, когда я выросла, для меня это стало привычкой. У меня даже появился настольный справочник «Школы Москвы», в котором я в какой‐то момент нашла раздел «Московская международная киношкола», и само название – «киношкола» – ввергло меня в ступор. На секунду мне показалось, что я окажусь в раю, что этого не может быть! Оказалось, что там все, как в институтах: набор весной, три тура и творческий конкурс. И факультеты: продюсерский, журналистики, режиссуры и актер‐ ского мастерства. Я смотрю и понимаю, что единственный факультет, на который у меня есть шанс пройти, – это актерский. Потому что я вообще ничего не умею! Но у меня есть одна особенность – в экстремальных ситуациях я проявляю сверхспособности. Поэтому внезапно я прошла все три тура, выполнила все задания, набрав максимальное количество баллов. Никакой актрисой я тогда быть не собиралась и при первой же возможности планировала перевестись на другой факультет. Я проучилась там ровно год. Потом ушла. И 11‐й класс закончила экстерном. В общем, актерство началось именно тогда.

Первая любовь

В 13 лет у меня случилась первая любовь. Не к человеку, а к фильму. К картине Квентина Тарантино «Криминальное чтиво». Когда я прогуливала школу, мне нужно было чем‐то себя занимать. И тогда я постоянно ходила в кино. Посмотрев «Криминальное чтиво», я влюбилась в этот фильм, как в мужчину! У меня была кассета с пиратским переводом, который я знала наизусть. Я смотрела хотя бы по фрагменту из него каждый день. Еще у меня была аудиокассета с саундтреком из этого фильма, и я их слушала по 40 раз на дню, так что пленка насквозь протерлась. В общем, из этого чувства выросла моя любовь к кинематографу как таковому. А из‐за «Криминального чтива» у меня возникла мечта, что я стану женой наркобарона и буду непрерывно нюхать кокаин и ходить на танцы. В 15 лет у меня были длинные белые волосы, я начала краситься и стала очень заметной. И мне вдруг стали говорить, что, мол, тебе надо на актерский – тебя только из‐за внешности возьмут. Меня это злило: я считала, что я еще и умная.

Первый творческий союз

С Пашей Руминовым я познакомилась по Интернету. Я тогда писала стихи и размещала их на сайте «Стихи.ру». Паша их случайно нашел и написал мне письмо, что я крутой молодой поэт. Мы стали переписываться, и оказалось, что он режиссер, а я люблю кино. Как выяснилось позже, это его особенность – привлекать каких‐то интересных ему людей, независимо от того, есть у них профессиональное образование или нет. Паша написал мне, что он запускает проект «Мертвые дочери», и позвал в него меня. Придумал мне работу; рисовать storyboard – раскадровку. А в итоге мы вместе стали создавать и придумывать мир всего фильма. И так получилось, что я не только прожила его изнутри в художественном плане, но и сыграла в нем главную роль. Я очень хотела эту роль, была готова за нее бороться. Я долго настаивала, чтобы у меня была проба, как у всех актеров. Паша, чтобы отделаться от меня, сказал: «Давай мы с тобой снимем домашний фильм – это будет проверка». В итоге мы и правда сняли небольшой фильм, который назывался «Записка». Я там действительно выложилась. У меня была какая‐то самоотверженность, которой я сама от себя не ожидала. И Паша, ни на что не рас‐ считывая, наконец согласился из материала этого фильма смонтировать мою пробу. И на утверждении кастинга мое практически home video победило!

Разделяй или соглашайся

Жизнь – это цепь выборов. Когда «Мертвые дочери» вышли в широкий прокат, на премьере был один из героев фильма Никита Емшанов –актер, который потом трагически погиб в автокатастрофе. Он ко мне подошел и сказал: «Я хочу тебе дать совет. Сейчас выйдет фильм, тебя начнут везде звать и ты на все соглашайся: на сериалы, на любую работу! Потому что потом волна пройдет, и ты ее уже не догонишь». Я тогда послушала его и подумала, что это бред, конечно, так нельзя, и вообще, мы – построкеры, мы только за чистое искусство! Никаких компромиссов. Я даже помню, что у меня перед премьерой нашей картины была фото‐ съемка для журнала «Афиша», и я не разрешила писать на фотографиях, в какой я одежде. Когда фильм появился в кинотеатрах, на меня действительно посыпались предложения. Но я всем говорила: «Я не актриса». И постепенно они сошли на нет. Пророчество Никиты сбылось.

Здоровый эгоизм

В первый раз уехала в Индию, когда мне было 25 лет. С друзьями, которых я не очень хорошо знала. И там я научилась добротному эгоизму. Очень полезное свойство. Когда ты вдруг понимаешь, что если тебе плохо, надо прекращать отношения или дело, которое затеял. В итоге этот как бы кажущийся эгоизм приведет только к хорошему. И для других тоже. С помощью разумного эгоизма ты можешь сделать так, чтобы каждый момент твоей жизни имел смысл.

ES_2

«Когда меня мама спрашивала: «Как дела?», я ей писала смс – мол, все круто, снимаюсь за деньги в порнофильме».

Интимные места

Фильм «Интимные места» очень аккуратный и цивильный. Даже изнутри, несмотря на то, что я снималась там практически голой. Те, кто смотрел картину, говорят, что обнаженные тела там не на первом плане. И мне даже обидно: мерзла, мерзла, а толку никакого! Я снималась с Пашей Артемьевым и Лешей Чуповым, мужем режиссера картины Наташи Меркуловой. В одной из сцен муж и жена представляют, что у них секс с другими людьми. Она хочет быть с одним человеком, и ее муж тоже хочет быть с ним же. И их фантазия показана, как реальность. Фокус заключается в том, что мы все время меняемся местами: мы втроем голые в кровати, но все время – раз, и там другой человек, потом – уже третий. Это, вообще, какая‐то абсолютно «трюковая» история и, конечно, никакой романтики: просто надо было упасть с кровати и быстро перебежать на эту же кровать, но уже с другой стороны. Наташа Меркулова и Алексей Чупов – авторы фильма, но в нашей новелле Леша выступал в качестве актера. Это было очень смешно. Наташа кричала нам в нужные моменты: «Так, быстро поменялись местами!» Вообще, было весело. Когда меня мама спрашивала: «Как дела?», я ей писала смс – мол, все круто, снимаюсь за деньги в порнофильме.

За мужем

На фоне съемок в картине «Интимные места» начались наши отношения. Рома (Роман Волобуев, муж Екатерины Щегловой, известный журналист, сценарист. – Прим. ред.) еще до того, как они начались, стал говорить, что хочет на мне жениться. А я во время этих съемок была на взводе – у меня было ощущение, что он просто издевается надо мной. Но когда съемки закончились, его намерение осталось. И тут я в какой‐то момент поняла, что этот человек решает взять ответственность за меня. То есть именно «мужчина за женщину». И это очень важно. Нужна очень большая сила, чтобы принять такое решение. Когда я поняла, что это действительно так, то согласилась. И вот уже год мы супруги. Рома – очень сердечный человек, мягкий. У нас гармоничная жизнь: мы оба как дети. У нас все на расслабоне, и мы постоянно шутим.

Не как все

Все говорят: я хочу быть не как все. А я всю жизнь мечтаю быть как обычные люди, но у меня постоянно не получается. Что касается одежды, я вижу, как подростки или взрослые люди примеряют одежду – элегантно, изящно – и пытаюсь выбрать себе все в том же духе. В итоге получается какой‐то треш. Я не могу покупать дорогую одежду – мне это кажется совершенно нерациональным. Я фанат масс‐маркета. Часто покупаю горы какого‐нибудь барахла без примерки. В общем, я в этом смысле хипстер. Может быть, где‐нибудь в Нью‐Йорке я и выглядела бы нормально, а вот в Москве… Я вроде стараюсь, а получается черт знает что.

Что значит красота

Красоты вокруг бесконечно много. Я ехала сейчас со съемки в метро, очень устала: собралась на площадку в шесть утра, а съемки закончились в семь вечера. И вот в таком состоянии я рассматривала лица людей. Я же еще художник‐портретист: мне кажется, что они настолько круто сделаны. Смотришь, и у тебя прямо глаза взрываются. И в метро иногда такой свет… Мы настолько привыкли к нашему совдеповскому освещению, что вообще не замечаем этот свет, льющийся с потолка, а он так круто вытачивает форму. И ты видишь, как это восхитительно, бесконечно! Красота в глазах смотрящего – я так могу сказать. Главное, уметь ее увидеть.

 

Метки:

Поделиться с друзьями:

Leave a reply